Кризис 2016 года, кто будет главным победителем

 

 

Кризис 2016 года, кто будет главным пострадавшим в результате экономического кризиса?

Ответ, я думаю, очевиден. Увы это Россия.

А главным победителем будет Китай.

ПОЧЕМУ ТАК?

Китай, может быть, и не станет первой державой в мире, но уж точно не станет второй.

Китай выйдет из этого кризиса второй сверхдержавой после Америки. И по одной простой причине — в настоящий момент это единственная в мире рыночная экономика.

Как это так, что я имею в виду?

Кризис 2016 года у Китая имеет те же тенденции что и во всем мире, обанкротилось около трети предприятий, поставлявших продукцию в Америку.

Но в отличие от самой Америки или России, Китай ни единого юаня кредитов хозяевам, доведшим предприятия до банкротства, не дал.

Кредиты давались новым хозяевам.

Причем заметим, что старые хозяева были иностранцы, а новые — китайцы. То есть кризис станет рычагом, в итоге которого в Китае должно остаться только самое технологически современное производство, что выведет страну на новый уровень — постиндустриальный.

Произойдет это, конечно, только если Китай увеличит внутреннее потребление. Это не так сложно, как может показаться.

Кризис 2016 года

Пример, скажем что смартфон продают в США за 200 долларов, себестоимость его в Китае пятнадцать долларов. Разницу получают иностранные компании, которые штампуют свои товары в Китае.

Понятно, что если китайская компания будет продавать этот же смартфон на внутреннем рынке, хотя бы за тридцать долларов, то прибыль для китайской компании будет приблизительно та же самая, что и когда она продавала смартфон иностранцу.

Хотя это тяжело в том смысле, что придется переделать психологию нации. Китайцы сберегают. В кризис они сберегают еще больше.

Американцы потребляют, русские пьют, а китайцы сберегают.

Например, американская цивилизация основана на машине, она основана на том, что постепенно люди строили себе загородные домики.

И туда, где они строили свою личную одноэтажную Америку, тянулись дороги. В итоге дух Америки, это автомобиль, гораздо больше, чем гамбургер.

Трудно понять, как именно будет выглядеть в Китае автомобильная цивилизация, потому что уже сейчас, при средней автомобилизации, в Пекине чудовищные пробки. Это при том, что Китай построил за последние годы 85 тысяч км экспресс дорог.

А чтобы Вы знали, в России дорог аналогичного качества просто нет, а сопоставимого, хоть немножко, с Китайскими только 2 тыс. км.

Возможно, Китай будет какой-то другой цивилизацией. Но в принципе сейчас это единственная рыночная империя. И рынок в Китае сохраняется именно потому, что в нем нет демократии.

А если в стране нет демократии, это означает, что ей не надо заискивать перед пенсионером, перед потребителем и перед избирателем. Жестоко, да!

Кризис 2016 года, ЕВРОПА УШЛА НА ПЕНСИЮ!

Что сейчас происходит в Европе? Там демократия кончается ползучим социализмом. И это основная проблема. Да нет, прибавили толпы мигрантов, которых почему то надо кормить, обувать.

И что в этом плохое?

Плохое потому, что если демократия не обеспечивает экономический рост, она обречена. Экономический рост в Европе замедляется из-за огромных гарантий, выданных населению, мигрантов и дурной политике на местах.

И в этом смысле, если говорить о лузерах после этого кризиса, это, конечно, будет Европа, на почетном втором месте после России.

Что такое европейские ценности XVI или XVIII века?

Это свобода и это инициатива. Это когда конкистадоры уничтожили империю инков, а французы и англичане во время опиумных войн разорили Пекин. За такие ценности в Гааге Кортесу и Писарро впаяли бы пожизненное.

Когда я ищу страну, которая руководствуется теми же ценностями, что Европа в тот момент, когда она была великой, я вижу только одну страну. Она называется Китай.

В России постоянно ссылаемся на европейские ценности.

Только вот все-таки какие ценности мы имеем в виду: ценности времен Ост-Индской компании или ценности общества, ушедшего на пенсию?

Знаете, Европа — как великий спортсмен, который в свое время прыгал на 3 метра, а теперь ходит с палочкой. И нам говорят: надо ходить с палочкой, чтобы быть как этот великий спортсмен.

Нет же! Надо прыгать на 3 метра, как сейчас прыгает Китай.

Я, конечно, понимаю, что о закате Европы писал еще Шпенглер. Но мы присутствуем при глобальном переделе мира. С помощью экономики, а не с помощью оружия. Переделе мира, в котором выигрывает Китай.

Кризис 2016 года,  ПОДНЕБЕСНАЯ АРИСТОКРАТИЯ

Спросите вы, что теперь для процветания нации не нужна демократия?

Но Китай, во-первых, это не диктатура. Это форма правления, которая у Аристотеля называется совершенно четко — аристократия, власть лучших.

В Китае реально правят 9 человек — верхушка партии и правительства. Это те 9 коллективных человек, которые ежедневно принимают решения. И те 100 высших членов партии, которые раз в 4 года собираются на съезд вместе с остальными делегатами.

То, что Китай не демократия, означает две вещи. Первое — он не обязан заботиться о социальных благах, он не обязан заботиться о своих гражданах с точки зрения того, насколько комфортно лично им.

И это очень важно в стране, где много миллионов человек живут в абсолютной нищете. Если они будут голосовать, они проголосуют за такого же, как председатель Мао.

Вспомним, как Мао в 1949 году одержал победу над правительством Гоминдана. В Яньане, вотчине коммунистов, к тому времени уже шла страшная резня, чистка. Партия уничтожалась изнутри так, как не уничтожалась даже в Советском Союзе при Сталине 1937 году.

Какие чисто военные победы одержал Мао?

Он не был хорошим полководцем. Но его поддерживали сотни миллионов крестьян, которым не было дела до чисток в партии.

А если у вас нет демократии, вам можно не обращать внимания на мнение народа. Это важно. Потому что в Китае народ до сих пор любит Мао. Однако вот эти 9 человек, и эти 100 человек, и вся партия имеют абсолютный консенсус, что новый Мао не должен прийти к власти.

Вот то же отношение было в конфуцианской элите к основателю Китайской империи — к императору Цинь Шихуанди. Как к очень жестокому и взбалмошному тирану.

Об этом не говорят народу, чтобы народ не смущать. Но это все знают в элите. И это очень сильно контрастирует с культом Сталина в российской элите.

Демократия с точки зрения управления — это просто хороший способ обратной связи.

Контроля за тем, что делает власть. И вопрос, как наладить контроль, если нет демократии? В Китае это решается довольно своеобразными способами.

Во-первых, есть очень сильное напряжение между центром, который позиционирует себя как защитник народа, и губернаторами, которых центр позиционирует как потенциальных коррупционеров. И губернаторов беспощадно увольняют, если они показывают плохой рост ВВП.

Значит ли это, что в Китае нет коррупции?

Есть! Самая типичная история, это история с землей. Вот земля в Китае до сих пор, строго говоря, не частная собственность. И если есть земля у крестьянина, а ее надо отобрать, чтобы построить фабрику крупному бизнесмену, то государству возможно отобрать эту землю за небольшие деньги.

Крестьянина обирают, а бизнесмена губернатор никогда не оберет. Потому что иначе у него уронится ВВП и он будет выгнан. А если его поймают за руку, его еще и расстреляют.

Вторая вещь.

Журналисты в Китае не только журналисты, но и доносчики. Агентство «Синьхуа» и представители его в регионах, они не все печатают, но все доносят начальству. Это поразительный, но эффективный метод обратного контроля.

Наконец, есть институт просителей. У центрального китайского телевидения с утра стоят толпы этих просителей из провинции. И их настолько боятся губернаторы, что они даже присылают туда специальных людей, чтобы те говорили: «Мы представители центра, мы вам поможем», — и увозили их обратно в провинцию.

Еще два инструмента контроля.

Центр забирает около 60% налогов из провинций. А крупные партийные чиновники возглавляют госкомпании. Они получают не такое большое вознаграждение, ну, допустим, 300 тысяч долларов.

Для Китая это огромные деньги. Но это не те деньги, которые получают миллиардеры. Потому что государство говорит людям: «Не вмешивайтесь в политику, зарабатывайте деньги.

Мы одержим победу, мы будем первыми, если люди будут зарабатывать деньги».

КАК ОБЕЗЬЯННИЧАЮТ В РОССИИ

Легко заметить, что Россия очень много обезьянничает с Запада. Заимствует какие-то институты, которые называются так же, как на Западе: суд, выборы, демократия, — но функционируют совершенно по-другому.

Это такой «культ карго», знаете, когда в Меланезии дикари строили самолеты из песка, как у белых больших людей, и удивлялись, что они не летают.

У меланезийцев были самолеты из песка, а у нас — парламент и выборы.

Гораздо меньше заметно, что в нашей системе управления сейчас очень много попыток заимствовать из Китая. Но если посмотреть внимательно, то подражание столь очевидно, что разница еще больше бросается в глаза.

В России забрали налоги в центр. И механизмом управления регионами стало то, что эти налоги из центра отдаются обратно. По усмотрению центра. Но это опять-таки приводит к ситуации ровно обратной, чем в Китае.

В Китае основной мотив поведения губернатора — желание, чтобы в его регион вкладывали деньги, а у нас — чувство опасности, если кто-то вкладывает деньги в регион. Нашему губернатору намного безопаснее съездить в Москву и выпросить дотацию.

ОБОГАЩАЙСЯ! А ЕСЛИ БУДУТ МЕШАТЬ, МЫ ИХ РАЗДАВИМ!

У нас это чаще всего элемент политического шоу и точно не инструмент управления. А в Китае это именно инструмент управления. В России бюрократия говорит сама себе: «Обогащайся! А если народ или бизнесмены будут мешать, мы их раздавим».

ДАЛЬНИЙ ВОСТОК ПОД УГРОЗОЙ ПОГЛОЩЕНИЯ

Какие отрасли экономики существуют на российском Дальнем Востоке? Экспорт леса, ловля рыбы, экспорт металлолома, импорт иномарок. Это те отрасли, где можно избежать ока государства. А по соседству, в Китае? Электроника, сборочные и швейные производства, металлургия — то, что может существовать только при благосклонности государства.

Поэтому на Амуре рассыпается Благовещенск, а напротив, в провинции Хэйлунцзян, растут небоскребы Хэйхэ, и при этом квартиры в Благовещенске стоят вчетверо дороже, чем в Хэйхэ.

Поэтому, когда приезжаешь в Забайкальский край, то на вопрос: «Где вы покупаете товары?» — жители края отвечают: «В Китае».

А когда задаешь вопрос: «Кто работает в крае?» — отвечают: «Китайцы».

Сначала не очень ясно, на какие деньги жители края покупают в Китае товары, если все деньги, которые заработаны в крае, заработаны китайцами, но потом понимаешь, что в крае все же процветает кое-какой бизнес.

Например, незаконная вырубка леса (с экспортом в тот же Китай).

В Китае государство помогает бизнесу. В России развивается только тот, кто спрятался от государства. Китайская власть думает об обогащении страны. Российские чиновники думают об обогащении себя. Китайские чиновники мыслят тысячелетиями, а российские — долларами.

Подтверждением всему сказанному результаты выборов в России.

И что там говорить, народ в большинстве проголосовал за тех, кто реально ухудшил их жизнь и продолжает ухудшать, за партию «Едим Россию». Фантастика!

 

НЕ ЛЕНИСЬ! ПОДЕЛИСЬ СТАТЬЕЙ!

НАЖМИТЕ КЛАВИШИ "CTRL" и "D" ОДНОВРЕМЕННО, чтобы быстро ПОМЕСТИТЬ АДРЕС ЭТОЙ СТРАНИЧКИ В ИЗБРАННОЕ , а потому чтобы позже вернуться на нее!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × один =